В середине февраля 2005г ежов узнав

Ответ обоснуйте. Задача 4. В середине февраля 2005 г. Ежов, узнав, что жена обратилась в суд с заявлением о расторжении брака и взыскании алиментов на дочь и желая освободиться от материальных затрат и отомстить жене, решил убить свою дочь. Проблемы посыпались с разных сторон. Из прослушки НКВД Ежов узнал о том, что его жена Евгения Хаютина изменяет ему с Михаилом Шолоховым. Любовники неоднократно встречались в гостинице "Националь". Сталин, как пишет А. Щербаков, велел Ежову развестись. Ежов узнав был обнаружен учеными в 2005 году во время экспедиции в заповедник «Бастак» в Хабаровском крае. Ученые установили камеры-ловушки в лесу и смогли снять на видео нескольких особей ежов узнав.

Постановление по делу «Ежов и другие против Российской Федерации»

Астахова, С. Замошкина, В. Карцевой и Ю. Костанова вопрос о возможности принятия их жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил: 1.

Заявитель указывает, что в ходе производства по уголовному делу по обвинению А. Дроздова и др. Дроздова, обращался с ходатайствами и жалобами к следователю, прокурору и в суд, однако принимавшиеся по этим обращениям решения выносились без учета всех доводов стороны защиты и приведения мотивов, по которым эти доводы были проигнорированы или отвергнуты, и просит признать оспариваемые законоположения, как не обязывающие следователя, прокурора и суд отвечать на конкретные доводы, изложенные в ходатайствах и жалобах защиты, противоречащими статьям 19, 21 часть 1 , 24 часть 2 , 33, статье 37 во взаимосвязи со статьей 48, а также статьям 45, 46 части 1 и 2 и 123 часть 3 Конституции Российской Федерации.

Костанова, оспаривающего, помимо статей 7, 123 и 125 УПК Российской Федерации, конституционность статей 388 и 408 того же Кодекса. По мнению заявителя, указанные статьи, не предполагая обязанность правоохранительных органов, осуществляющих предварительное расследование, и судов, рассматривающих дела как по первой инстанции, так и в кассационном и надзорном порядке, приводить мотивы отклонения обращений стороны защиты, позволили безосновательно отказать в удовлетворении поданных им в ходе производства по различным уголовным делам ходатайств и жалоб в защиту граждан Н.

Весь процесс суда над Ежовым прошел тайно — в газетах не появилось даже информации об аресте и приговоре. После ареста Ежова на свободу вышли около 150 тысяч человек. Это не означало, что репрессии закончены. Немного утих только большой террор. Но амнистия имела пропагандистский эффект: демонстрировалось, что правосудие в Советском Союзе все-таки есть и «невиновных у нас не сажают».

В 80-е годы дочь наркома подала прошение о реабилитации отца, но оно резонно осталось без удовлетворения — реабилитации не подлежали лица, совершившие преступления против правосудия. Ежов Николай Иванович 19 апреля 1 мая 1895 — 4 февраля 1940 — глава сталинского НКВД с 1936 по 1938, во время самого страшного периода Большого террора. Эпоха его руководства карательными органами известна под названием «ежовщины», появившимся во время кампании десталинизации 1950-х годов.

После проведения массовых арестов и расстрелов в широчайшем масштабе Ежов сам стал жертвой сталинской карательной машины. Он был арестован, под пытками сознался в «антисоветской деятельности» и подвергся казни. Фото 1937 Молодость и партийная карьера Отец Николая Ежова был выходцем из Тульской губернии село Волохонщино близ Плавска , но попал на военную службу в Литву и остался там, женившись на литовке.

Согласно официальной советской биографии, Николай Ежов родился в Санкт-Петербурге, однако, по архивным данным, вероятнее, что местом его рождения была Сувалкская губерния на границе Литвы и Польши. В анкете 1920-х он писал, что немного умеет говорить по-польски и по-литовски.

Ежов имел лишь начальное образование. С 1906 по 1915 он работал учеником портного и слесаря. Во время Первой Мировой войны , в 1915 Ежов добровольцем пошёл на фронт, но уже через пару месяцев, легко раненный, был признан негодным к строевой службе из-за малого роста и отправлен в тыловую артиллерийскую мастерскую в Витебск. По утверждению самого Ежова, в партию большевиков он вступил в мае или даже марте 1917 в Витебске.

Однако архивные документы показывают, что это произошло лишь в августе 1917. Осенью 1917 он заболел, был уволен из армии в полугодовой отпуск, уехал к родителям в Тверскую губернию и устроился там работать на стекольный завод.

В апреле 1919 его призвали в Красную армию и направили на саратовскую базу радиоформирований. Там он вскоре продвинулся в комиссары, а в 1921 стал заместителем заведующего агитационно-пропагандистским отделом Татарского обкома РКП б.

В июле 1921 Ежов женился марксистке на Антонине Титовой и вскоре переехал с нею в Москву. За «непримиримость» к партийной оппозиции Ежова стали быстро возвышать в чинах. В 1922 он работал ответственным секретарём Марийского обкома РКП б , а затем — в Семипалатинском губкоме, Киргизском обкоме и Казакском крайкоме.

В начале 1927 года Москвин взял к себе Ежова инструктором. С 1929 по ноябрь 1930, в самую жаркую пору коллективизации , Ежов занимал довольно видный пост заместителя наркома сельского хозяйства. В ноябре 1930 года он занял место Москвина во главе Орграспредотдела и лично познакомился со Сталиным.

Всегда придававший огромное значение расстановке партийных кадров Сталин стал близко контактировать с Ежовым. Тот неуклонно выполнял все указания Вождя. В 1934 году Ежов был избран в ЦК , а в следующем году стал его секретарем. С февраля 1935 по март 1939, он был также председателем Комиссии партийного контроля при ЦК. В «Письме старого большевика» 1936 , написанной Борисом Николаевским, есть описание Ежова, каким он был в то время: За всю свою долгую жизнь, я никогда не встречал такой отталкивающей личности, как Ежов.

Когда я смотрю на него, то вспоминаю гадких мальчишек с Растеряевой улицы, чьим любимым занятием было привязать кусок смоченной в керосине бумаги к хвосту кошки, поджечь его, а потом с восторгом смотреть, как охваченное ужасом животное будет носиться по улице, отчаянно, но тщетно пытаясь убежать от приближающегося пламени.

Я не сомневаюсь, что в детстве Ежов забавлялся именно такими вещами, и что он сейчас продолжает проделывать нечто подобное. Цитата приводится в обратном переводе с английского.

Однако Надежда Мандельштам , встречавшая Ежова в Сухуми в начале тридцатых годов, ничего зловещего в его манерах или внешности не заметила. По её впечатлению он выглядел скромным и довольно приятным человеком. Ежов был низенького роста 151 см. Те, кто знал его наклонность к садизму, называли его между собой Ядовитым Карликом или Кровавым Карликом.

Учитель и ученик: Сталин и Ежов «Ежовщина» Переломным моментом в жизни Ежова стало убийство коммунистического наместника Ленинграда, Кирова. Сталин использовал это убийство как предлог для усиления политических репрессий, и главным их проводником решил сделать Ежова.

Ежов фактически возглавил следствие по убийству Кирова и помог сфабриковать обвинения в причастности к нему бывших лидеров партийной оппозиции — Каменева , Зиновьева и других. Когда Ежов успешно справился с этой задачей, Сталин возвысил его ещё больше. Это назначение, на первый взгляд, не предполагало усиления террора: в отличие от Ягоды, Ежов не был тесно связан с «органами». Ягода пал потому, что он медлил с репрессиями против старых большевиков, которые желал усилить Сталин.

Но для возвысившегося лишь недавно Ежова разгром старых большевицких кадров и истребление самого Ягоды — потенциальных или воображаемых врагов Сталина — не представляли личных затруднений. Ежов был предан лично Сталину, а не большевизму и не органам госбезопасности. Как раз такой кандидат и нужен был в тот момент Вождю Народов. Он указал там, что Ягода «опоздал… на четыре года» «в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока».

Вождь предлагал заменить Ягоду Ежовым. На следующий день последовало утверждение Ежова в новой должности. Прежде всего Сталин поручил Ежову провести дело Ягоды. Николай Иванович выполнил эту задачу с безжалостным рвением. Ежов заявил, что он сам едва не пал жертвой Ягоды, который с целью отравления пытался разбрызгать ртуть на шторах его кабинета. Ягоду обвинили в работе на немецкую разведку, в том, что он собирался отравить и Сталина, а потом «восстановить капитализм». Говорят, что Ежов лично пытал Ягоду и маршала Михаила Тухачевского , выбивая из них признания.

Ягода был лишь первой из множества высокопоставленных фигур, убитых по приказу Ежова. В период «ежовщины» прошли знаменитые публичные процессы: Второй Московский или процесс «Параллельного антисоветского троцкистского центра», январь 1937 , Дело военных «антисоветской троцкистской военной организации», июнь 1937 и Третий Московский «право-троцкистского блока», март 1938. Стальные ежовы рукавицы Многократно большее число обычных советских граждан было обвинено на основании, как правило, надуманных и несуществующих «улик» в измене или «вредительстве».

Выносившие приговоры на местах «тройки » равнялись на произвольные цифры расстрелов и тюремных заключений, которые спускали сверху Сталин и Ежов. Ежов провел тщательную чистку самого НКВД и военной разведки, сместив или казнив многих протеже своих предшественников, Ягоды и Менжинского , и даже ряд собственных назначенцев. Он знал, что подавляющее большинство обвинений против его жертв было ложью, но не ставил человеческие жизни ни во что.

Николай Иванович открыто говорил: В этой борьбе с фашистскими агентами будут и невинные жертвы. Мы ведём большое наступление на врага, и пусть не обижаются, если мы кого-нибудь заденем локтем. Лучше пусть пострадают десятки невиновных, чем пропустить одного шпиона. Слева направо: А. Андреев, Н. Ежов, С. Орджоникидзе, Л. Каганович, В. Молотов, Г. Сталин и раньше продвигал Ежова. Он поставил его во главе КПК. Высокие посты открывали неограниченный доступ к разного рода распределителям.

И Евгения Соломоновна не преминула воспользоваться этим. Во время обыска в квартире Ежовых нашли пять меховых шуб, больше сотни платьев, десятки кофточек и шляп.

Картины, ковры, украшения. Ещё у себя на даче Евгения Соломоновна завела павлинов. Осуществив тем самым, судя по всему, какие-то затаенные детские мечтания. По нынешним временам, это мелочь.

Но в пору повсеместно декларируемого братства и равенства. А также, говоря словами поэта, «честной бедности», выходило за рамки. Даже самые снисходительные. Московские сановные жены, дамы, в большинстве своем степенные и зажатые, прозвали Евгению Соломоновну «стрекозой». Во время официальных и полуофициальных встреч и празднований она не в меру резвилась; и хотела, чтобы окружающие следовали её примеру.

Танцевали, пели, играли в какие-то общие игры. Не желая, чтобы её рассматривали лишь как жену высокопоставленного партийного функционера, Евгения Соломоновна занялась журналистикой. Её взял к себе В. И назначил своим заместителем. К ней приходили самые разные, но, непременно, чем-то примечательные люди. Нравы там, судя по воспоминаниям очевидцев, были довольно свободные. Ежов жене не препятствовал. В ту, как пишут «вегетарианскую» пору его жизни, Ежов, во всяком случае, внешне был достаточно уравновешен, и терпим к людям.

Максим Горький прочувствованно, не иначе как в ответ на какую-то любезность, говорил о Ежове, как о «чудесном несгибаемом большевике». И Надежда Мандельштам, и Лиля Брик, которым пришлось столкнуться с Ежовым, тоже отзывались о нём, как о «довольно приятном человеке». У Лили Брик для этого были более чем веские основания. Именно Ежову Сталин поручил принять меры по известному письму Лили Брик. При активном участии Ежова Ежов в ту пору ведал оргвопросами , начертанный Сталиным на письме рескрипт, о том, что «Маяковский был и остаётся лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи», начали вбивать в литературные и окололитературные головы.

Время от времени до Ежова доходили слухи о многочисленных увлечениях его ветреной жены. Он пенял её за это. Но Евгения Соломоновна достаточно успешно оправдывалась. Мол, все это наговоры и происки завистников. В «любовниках» у Евгении Соломоновны ходили многие. В августе 1938 года первым заместителем Ежова стал Лаврентий Берия, присланный из Грузии. Гость вошел в кабинет своего шефу, широко улыбаясь и сверкая пенсне.

От этой улыбки Ежову стало нехорошо… Вскоре он покинул Лубянку. На Ежову поступил донос, и тот был вынужден признать, что по его недосмотру в НКВД и прокуратуру проникли «враги народа». Ежов также взял на себя вину за бегство нескольких разведчиков за границу. Однако в заявлении об отставке на имя Сталина, он просил не забывать его заслуг и подчеркивал, что «при повседневном руководстве ЦК НКВД погромил врагов здорово…».

Ежов Н. Его преемником стал Берия. Ежов заметно поник, сгорбился, словно став еще меньше ростом. В последний раз он появился на официальном мероприятии по случаю 15-летия смерти Ленина в январе 1939 года.

Арест, который давно навис над ним, состоялся 10 апреля 1939 года. Он признал все, что ему приказали — попытку государственного переворота, подготовку убийства руководителей партии и правительства во время демонстрации на Красной площади.

Ежов обвинялся также в мужеложстве, то бишь, в гомосексуализме, который преследовался по советским законам. Падение «железного наркома» сопровождалось элементами комедии — в обвинительном заключении было сказано, что Ежов совершал акты мужеложства, «действуя в антисоветских и корыстных целях»… Надеялся ли он на снисхождение?

Вряд ли, ибо знал весь механизм террора. Но, покаявшись, повторил «клятву» верности партии: «Я в течение двадцати пяти лет своей партийной жизни честно боролся с врагами и уничтожал врагов…». Однако отверг обвинение в том, что собирался убить Сталина и его сподвижников: «Если бы я хотел произвести террористический акт над кем-либо из членов правительства, я для этой цели никого бы не вербовал, а, используя технику, совершил бы в любой момент это гнусное дело…». И шпионом Ежов себя не признал.

А вот в еще одном пороке сознался: «Я не отрицаю, что пьянствовал, но я работал как вол…». Одни говорят, что когда Ежова вели на расстрел 4 февраля 1940 года, он пел «Интернационал». Другие утверждают, что палач шел под пули другого палача с возгласом «Да здравствует Сталин! Он просто исчез. Так же, как и его многочисленные портреты. Более того, достоверность и точность этих сведений может быть проверена и по другим, вполне добротным источникам, например, по журналам регистрации лиц, принятых Сталиным и Ежовым, материалам служебной и личной переписки, приказам и распоряжениям и, наконец, по мемуарам.

Другим важным источником являются стенографические отчеты оперативных совещаний НКВД в декабре 1936 и январе 1938. Будучи первыми, кто изучил эти материалы, мы смогли опубликовать собственные слова Ежова, сказанные им в связи с репрессиями. Необходимо отметить, что в данной книге могут иметь место серьезные расхождения с официальной биографией Ежова, в которой воссоздано его совершенно фиктивное революционное прошлое.

Например, в первом издании «Краткого курса истории ВКП б » утверждалось, что в октябре 1917 года «на Западном фронте, в Белоруссии, подготовлял к восстанию солдатскую массу т. М, 1938. The Great Terror: A Reassessment. London, 1990. Трагедия РККА 1937—1938. Эта книга является результатом совместной работы авторов и написана в двух местах — в Москве и Амстердаме. Авторы участвовали в этой работе на всех стадиях и несут полную ответственность за весь текст.

Никита Петров исследовал большинство архивных источников, а Марк Янсен изучал открытые публикации. Мы благодарим переводчиков этой книги с английского Николая Балашова и Татьяну Никитину.

В данном издании все цитаты сверены с источниками на русском языке, а также включен дополнительный материал и документы. Мы хотели бы выразить признательность российским организациям, названным выше, а также их сотрудникам, подготовившим архивные материалы для настоящего исследования, особенно АП РФ и РГАКФД и его директора, Людмилу Петровну Запрягаеву, а также голландские организации, где нам была предоставлена возможность работать с открытыми источниками, в частности, библиотеку Амстердамского университета и Международный институт социальной истории, также находящийся в Амстердаме.

Кроме этого, мы использовали документы, фотоматериалы и архивы Научно-информационного и просветительского центра «Мемориал» и хотим особо поблагодарить наших коллег и друзей — Арсения Рогинского и Никиту Охотина. Благодарим также Татьяну Сенюхину и Ирину Середину за электронный ввод прилагаемых документов. Авторы очень высоко оценивают практическую помощь, оказанную Робертом Конквестом и Стивеном Коэном при подготовке издания этой книги на английском языке.

Глава 1.

Николай иванович ежов

Щербаков , велел Ежову развестись. Жена следовать совету отказалась. У нее случилось нервное расстройство, и она оказалась в госпитале. Как поступил Ежов? А очень просто, он прислал ей яд, а позже говорил: "Мне, думаешь, легко было расставаться с Женькой! Хорошая она была баба, а вот пришлось принести ее в жертву, потому что себя надо спасать". Ежов 1895-1940 Н.

Ежов 1895-1940 P. Как пишет историк О. Хлевнюк, за 19 месяцев с января 1937 г. Ежов постоянно находился на связи со Сталиным. Ha cлeдyющий дeнь тeлo пeнcиoнepки oбнapyжилa coциaльный paбoтник.

Apecт, cлeдcтвиe и cмepть[ пpaвить пpaвить кoд ] Пoлиция, пpoвoдя пpoвepкy кaмep видeoнaблюдeния, ycтaнoвлeнныx нeдaлeкo oт мecтa пocлeднeгo yбийcтвa, oбнapyжилa нa зaпиcяx пoдoзpитeльнoгo мyжчинy, выкинyвшeгo в тpaвy кaкиe-тo бyмaги.

Пpи ocмoтpe дaннoгo мecтa были oбнapyжeны дoкyмeнты пoгибшeй жeнщины, пpoпaвшиe из eё дoмa, в peзyльтaтe чeгo cлeдcтвию, нaкoнeц, yдaлocь выйти нa пpecтyпникa, и днём 10 июня 2020 гoдa oн был зaдepжaн в cвoeй квapтиpe. Kpoмe тoгo, caм Eжoв пpизнaлcя в eщё чeтыpex yбийcтвax, в кoтopыx paнee eгo нe пoдoзpeвaли. Ocнoвным мoтивoм для coвepшeния пpecтyплeний oн нaзвaл пpoблeмы в ceкcyaльнoй жизни c жeнoй, a тaкжe «пepиoдичecки пoявляющeecя» y нeгo жeлaниe yбивaть [4].

Aндpeй Eжoв, дo cyдa пoмeщённый в CИЗO гopoдa Hoгинcкa , aктивнo coтpyдничaл co cлeдcтвиeм, cпoкoйнo пoкaзывaя и paccкaзывaя вce oбcтoятeльcтвa coвepшeния пpecтyплeний. Утpoм 6 июля 2020 гoдa oн был нaйдeн мepтвым coтpyдникaми yчpeждeния пoвeшeнным в cвoeй oдинoчнoй кaмepe. Основным стержнем деятельности нашей организации в ИКП было то, что преподаватели и руководители кафедр — члены организации должны были протаскивать в своих лекциях и семинарах троцкистскую и право-левацкую контрабанду, популяризировать это под видом «критики» антипартийной, враждебной ленинизму, теории, что ими и выполнялось.

Кроме этого мы в ИКП сохранили большой фонд троцкистской, право-левацкой и националистической литературы, которая выдавалась слушателям якобы для «критики». Эта форма «критики» была настоящей пропагандой враждебных ленинизму установок.

Были факты, когда отдельные слушатели ИКП поднимали этот вопрос. Преподаватели в этих случаях разъясняли, что без детального разъяснения работ Троцкого, Бухарина и теоретиков 2-го Интернационала нельзя стать грамотными марксистами, а на деле получалось, что мы слушателей пичкали враждебной литературой. Вопрос: Кто из участников организации работал в редакции «Коммуниста»?

Ответ: В редакции газеты «Коммунист» работал в качестве зам. Он просил меня вмешаться в это дело и перевести этих людей на какую-нибудь работу в Киев. К слову, сантехником он стал не так давно. Прежде работал в аэропорту — ещё в то время, когда начиналась его вторая жизнь — мерзкого оборотня. Но неожиданно уволился и устроился в ЖЭК. Практически всегда он действовал по одной и той же схеме в Каширском и Ступинском районах Подмосковья. Высматривал жертву кстати, среди них какого-то определённого типажа не имелось, по крайней мере, на первый взгляд, — даже по возрасту, причём самой старшей было 89, а самой младшей — 10 лет; единственное, что их объединяет, — все были слабее его физически, то есть фактически беззащитны , выбирая тех, кто живёт на первом этаже, где на окнах нет решёток.

Некоторое время следил, пробирался в помещение и душил. И только потом, как значится в материалах уголовного дела, совершал насильственный половой акт. Оно периодически возникало — раз в полгода, раз в год», — объяснял позже сам Ежов. Он утверждает, что никаких особых «пристрастий» по отношению к объектам нападения у него не было. При этом, помимо всего прочего, негодяй ещё и извращенец — для насилия использовал всё, что попадалось под руку.

Даже костыль и кочергу. За изнасилование девочки едва не упекли её отца Исключений за всё время оказалось лишь два. Первый — в 2015-м, когда он уже совершил несколько зверств: изнасиловал и убил женщину на ул. Фрунзе в Кашире, а потом, через паузу, которая длилась пару лет, то же самое сделал на ул.

Той весной он пригласил в свой гараж женщину из соседнего подъезда — 40-летнюю Анастасию имя изменено. Там они выпили и он предложил ей интим. А она его отвергла. И не просто сказала нет, а, как он потом жаловался следователям, ещё и посмеялась над ним. Это был его последний рабочий день. Как сообщила на следующий день газета «Водный транспорт», в наркомате было проведено партсобрание с «критикой не взирая на лица» и вполне понятно, кто оказался под огнем этой критики.

Ежов не был освобожден от должности. Возглавляемый им наркомат был просто упразднен, разделившись на наркомат речного флота и наркомат морского флота, во главе которых были поставлены новые наркомы — З. Шашков и С. А уже на следующий день, 10 апреля, Ежова арестовали.

Хотя поговаривали, что он был арестован и самим Берией. Обыск квартиры и служебного кабинета выявил следы пьянства и депрессии. В письменном столе и книжных шкафах заполненных по большей части работами его жертв были обнаружены спрятанные в разных местах заряженные пистолеты и бутылки водки.

Однако внимательный читатель в середине апреля мог отметить, что в газетах стадион «Динамо» имени Ежова в Киеве теперь упоминался просто как стадион «Динамо»[84]. Постепенно, без огласки имя Ежова исчезло из названий различных учреждений. Тем не менее город Ежово-Черкесск был переименован в Черкесск только в середине июня, а арест Ежова получил официальное подтверждение с появлением ордера, датированного 10 июня, из чего можно заключить, что два месяца Ежова негласно держали в тюрьме[85].

После легализации прокуратурой ареста тайные покровы были сняты, но сообщений в печати об этом, конечно же, не было. Ежова поместили в Сухановскую тюрьму — спецтюрьму НКВД для «особо опасных врагов народа» под Москвой близ поселка и станции Расторгуево г. Тюрьма располагалась недалеко от печально знаменитого Бутова — места, где в основном и приводились в исполнение приговоры, вынесенные по делам, проведенным УНКВД по Московской области.

По описанию очевидца, Сухановская тюрьма производила весьма мрачное впечатление: «Это был ряд каменных мешков по обе стороны коридора, без естественного освещения, с тусклыми лампочками под зачехленными решетками у высокого потолка. В камере железная койка, стул, стол, приклепанные к полу, и унитаз. Железная дверь с «очком» для наблюдения за арестованным и небольшим отверстием для передачи пищи, тоже с задвижкой снаружи.

По прошествии двух недель Ежов передал Берии записку, в которой заявлял о своей безграничной преданности делу партии и Сталину. Его допрашивали пользовавшиеся недоброй славой палачей и садистов сотрудники следственного отдела НКВД А.

Эсаулов и Б. Как это было принято, допросы проводились преимущественно по ночам. Но и этого мало, 24 апреля Ежов написал признание о «своем давнем пороке — педерастии», что должно было ясно свидетельствовать о его «морально-бытовом разложении»[86]. Однако для сотрудников следственного отдела эти факты имели лишь второстепенное значение.

Когда через пару дней партнер Ежова И. Дементьев собрался давать показания об их гомосексуальных взаимоотношениях, следователь заявил: «Это нас мало интересует. В подшивке дела нелепые признания чередуются с интересными фактами массовых репрессий и подробностями механизма их проведения, хотя здесь Ежов тоже говорит о своем сознательном искажении партийных директив и вредительстве при проведении политики массового террора.

Он понимал, что таковы были правила. В своем падении он многих потянул за собой. Фриновский тоже попал в Сухановскую тюрьму. Все же его сопротивление было сломлено и 14 апреля Евдокимов изменил свою позицию, пообещав дать правдивые показания о своей контрреволюционной деятельности, но упорно отказывался признать собственную вину, пока на очной ставке 6 июня Ежов и Фриновский не объявили его соучастником своего заговора.

Из протокола допроса арестованного Ежова Николая Ивановича от 26 апреля 1939 г

Сергей Миронович поднялся на третий этаж и направился к своему кабинету — к нему вёл боковой коридор, отходивший от основного. Он был один; обычно первого секретаря сопровождал сотрудник охраны Смольного, а фактически личный охранник Юрий Борисов.

И в этот раз он всё время был рядом, но на подходе к кабинету почему-то отстал. Именно в небольшом боковом коридоре убийца и выстрелил Кирову в затылок.

Сергей Костриков — товарищ первый секретарь Сергей Костриков родился в 1886 году в Уржуме, в Вятской губернии. Рано оставшись без родителей, он оказался в Доме призрения, при помощи местных благотворителей окончил Казанское низшее механико-техническое училище. В Ленинграде вёл идеологическую борьбу с оппозицией, занимался восстановлением городского хозяйства.

Впереди был переезд в Москву. Существует немало свидетельств того, что Кирова и Сталина связывала близкая дружба. В воспоминаниях Светланы Аллилуевой читаем: «Сергей Миронович Киров был большим другом нашей семьи давно, наверное, ещё с Кавказа.

Киров с отцом ездили отдыхать летом в Сочи и брали меня с собой. Молодой партиец Ежов с энтузиазмом включился в работу, которую вели большевики Витебска. Главной задачей для местного отделения партии была пропагандистская работа в массах — распространение газет и листовок, организация митингов и вооруженных отрядов Красной гвардии. Именно на партийной работе раскрылось административное и ораторское дарование молодого большевика. Вот как описал одно из его выступлений большевик В. Романовский: «По тому, как Ежов говорил, понял я нутром, сердцем, что меньшевики — это та погань, которую надо вышвыривать, нам, рабочим, из своих рядов».

Однако слабое здоровье Николая Ивановича, подорванное тяжелым ранением, дало о себе знать, он заболел, попал в госпиталь и вскоре был уволен в отпуск по болезни сроком на шесть месяцев.

Получив отпуск, Ежов отправился в Вышний Волочок, куда из голодного Петрограда перебрались его родители. Отдохнув и поправив здоровье, Ежов устроился работать на бывший стекольный завод Болотина, где и проработал до весны 1919 года, когда по партийной мобилизации был призван на фронт, став политруком 2-й базы радиотелеграфных формирований в городе Саратове. Здесь слесарю Ежову пришлось столкнуться с незнакомой ему деятельностью, поэтому все свое свободное время молодой политрук посвящал изучению радиодела.

С окончанием Гражданской войны партийная работа была для Николая более перспективной. Он демобилизовался из армии и стал профессиональным партийным функционером. Перспективного работника заметили в Москве, и вскоре он получил новое назначение: стал секретарём Марийского обкома партии.

Приехав в Марийскую область, Ежов столкнулся с целым комплексом проблем. Народное хозяйство области было разорено войной. Дело осложнялось внутренней борьбой между марийцами и русскими за главенство в обкоме. Свою основную задачу Ежов видел в борьбе с голодом в крае. С этой целью он создает ревизионную комиссию для проверки областного продовольственного комитета.

В ходе проверки вскрылись факты хищений продовольствия в особо крупных размерах, к которым был причастен член президиума облисполкома И. Шигаев и другие высокопоставленные чиновники, оказавшиеся, как и он, под следствием. Члены бюро обкома не остались в долгу и обвинили самого Ежова в «семейственности», ведь вместе с ним работает его жена А. Поняв, что в такой обстановке невозможно работать, Ежов пишет письмо в ЦК с просьбой предоставить ему другую должность.

При сильном зенитном огне и противодействии истребителей противника, которые пытались не допустить нашу группу штурмовиков, тов. Ежов геройски вступил в бой с истребителями и отвлек их от группы штурмовиков. Огнем из пушек и пулеметов с бреющего полета уничтожил 2 зенитные точки и до 20 солдат и офицеров противника. Сам тов. Ежов был ранен в голову. Несмотря на это, он сбросил бомбы на цель и повел горящий самолет на свою территорию, где произвел посадку. Задание было выполнено отлично. В боях по очистке Кубани от фашистских захватчиков с чувством долга советского летчика-штурмовика тов.

Ежов со всей отдачей силы и летного мастерства громил фашистскую нечисть. Несмотря на это, напрягая все силы, применяя свое умение в управлении самолетом Ил-2, под сильным зенитным огнем привел самолет на свой аэродром. Благодаря тактической грамотности, мужеству и хладнокровию, тов.

Ежов проводит воздушный бой и возвращается на свой аэродром. В этом бою тов. Ежов проявляет исключительную выдержку, героизм и умение драться с врагом.

Он смело отражает одну атаку за другой и вся группа по выполнении боевого задания без потерь и повреждений возвращается на свой аэродром. Является ли угроза убийством ст. Что отличает группу преступлений, ставящих в опасность жизнь или здоровье, от преступлений против жизни и преступлений против здоровья? Назовите совпадающие и отличительные признаки составов неоказания помощи больному ст. Задача 1. Прочкин и Порошин договорились совершить хищение. Прочкин, взломав замки, проник в помещение хранилища, где стал собирать материальные ценности в принесенные с собой сумки и чемодан, а Порошин остался возле входа в склад наблюдать за обстановкой.

В это время на месте совершения преступления появился сторож Можин, в руках у него была деревянная палка черенок от лопаты.

Напав на сторожа, Порошин вырвал у него палку и стал наносить ею удары сторожу Можину по голове и шее, в результате чего потерпевшему были нанесены телесные повреждения, повлекшие его смерть. После этого Порошин сообщил о случившемся Прочкину, и тот затащил труп Можина в подвал. Затем, похитив со склада материальные ценности на сумму 277 247 рублей, Прочкин и Порошин с места преступления скрылись.

Как следует квалифицировать действия Прочкина и Порошина? Ответ обоснуйте, указав пункт, часть, номер статьи Задача 2. Верховным Судом РФ в кассационном порядке было рассмотрено дело по обвинению Левина, совершившего убийство Шониной, с которой он состоял в интимной связи. Потерпевшая Шонина, желая чтобы Левин ушел из семьи, однажды завила ему, что она беременна. Левин, опасаясь неприятностей дома, решил совершить убийство. С этой целью он пригласил ее в лес за ягодами.

Затем, выбрав удобный момент, Левин нанес многочисленные удары Шониной в область головы и живота, от которых потерпевшая, не приходя в сознание, скончалась на месте.

Вскрытие трупа показало, что потерпевшая не была беременной. Суд первой инстанции квалифицировал действия виновного по п. Правомерно ли решение суда? Ответ обоснуйте. Задача 3. В процессе совместного с присутствовавшими распития спиртных напитков Ежин отвел Брагина в соседнюю комнату, где начал с ним драку и жестоко избил его руками и сковородой по голове и лицу. В список были также включены имена не менее шестидесяти сотрудников высшего эшелона НКВД.

На следующий день выдвинутое Берией предложение было принято Политбюро без изменений. Вскоре Ежова стали допрашивать непосредственно в Сухановской тюрьме. Допросы вел заместитель Главного военного прокурора Н. В своих мемуарах Афанасьев пишет, что у Ежова под глазами были мешки, он выглядел жалким и измученным.

Он спрашивал, действительно ли Сталин решил предать его суду, ведь он направил ему заявление. В отношении обвинения Ежов сказал: «Ну, пил я, это верно, но ведь и работа была чертовская». Когда Афанасьев напомнил показания, полученные на предварительном следствии, Ежов вдруг взорвался: «А скажите, товарищ прокурор, а где эта меньшевистская сука и б…, почему за него я должен отвечать?

Мои пьянки и занавески в кабинете — все это пустяки, я знаю, что мне теперь «привесит» и Берия, и другие…». И дальше Ежов рассказал, что именно Вышинский в мае 1937 года у Сталина в присутствии Ежова намекал на необходимость применения насилия, чтобы заставить Тухачевского признаться, и развивал «теорию» о непригодности гуманного обращения с врагами, дескать, царские жандармы с революционерами не церемонились… Сталин, по словам Ежова, своего мнения не высказал, а лишь бросил: «Ну вы смотрите сами, а Тухачевского надо заставить говорить…», что и было воспринято как применение «санкций», то есть пыток к Тухачевскому.

Причем Вышинский заверил Ежова, что «органы прокуратуры не будут принимать во внимание заявления арестованных о побоях и истязаниях», а круг прокуроров, допущенных к делам НКВД, будет минимальным.

Через несколько дней после принятия решения Политбюро от 17 января начались судебные процессы, которые продолжались и в феврале. Что касается дела Ежова, то его следствие завершилось 1 февраля вынесением обвинения, разоблачающего его как главу заговора в системе НКВД; шпиона, работавшего на разведслужбы Польши, Германии, Англии и Японии; заговорщика, готовившего государственный переворот; виновника покушений на жизнь Сталина, Молотова и Берии и вредителя.

Ежов был обвинен в фальсификации дела о ртутном отравлении и в организации убийств ряда лиц, включая собственную жену, которая якобы была английской шпионкой с середины 20-х годов. Ему не вынесли обвинения в педерастии или грубых нарушениях законности. На следующий день Ежова привели в кабинет Берии в Сухановской тюрьме, и там он услышал то, что сам много раз говорил другим обреченным.

Берия обещал сохранение жизни в обмен на признание в суде: «Не думай, что тебя обязательно расстреляют. Если ты сознаешься и расскажешь все по честному, тебе жизнь будет сохранена». Согласно закону от 1 декабря 1934 года, оно проходило в «упрощенном порядке» — без участия обвинителя, защитника и свидетелей. По долгу службы на процессе присутствовал заместитель Главного военного прокурора Н. Заседание проводилось в тюрьме, в кабинете начальника тюрьмы. На суде Ульрих запретил Ежову упоминать имя Вышинского.

Ежову позволили сделать заявление, в котором он отрицал, что является шпионом, террористом или заговорщиком, говоря, что его признания были вырваны сильнейшими избиениями. Упомянув об обещании, данном Берией накануне, он заявил, что предпочитает смерть вранью. Однако Ежов признался в других своих преступлениях: «Я почистил 14 тысяч чекистов. Но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил….

Кругом меня были враги народа, мои враги». Он не ждал, что ему сохранят жизнь, но просил, чтобы его расстреляли «спокойно, без мучений» и чтобы не репрессировали его племянников; он также попросил позаботиться о его матери если она все еще была жива и его дочери. Последние слова Ежова предназначались Сталину: «Прошу передать Сталину, что все то, что случилось со мною, является просто стечением обстоятельств и не исключена возможность, что и враги приложили свои руки, которых я проглядел.

Передайте Сталину, что умирать я буду с его именем на устах». Вероятнее всего, приговор по делу Ежова был вынесен после полуночи и, следовательно, датирован 4 февраля 1940 года.

О том, что случилось после вынесения Ежову приговора, рассказал в своих мемуарах присутствовавший на судебном заседании и при исполнении приговора заместитель Главного военного прокурора Н.

По его словам, после заседания Ежова вернули в камеру, а через полчаса его вновь вызвали для оглашения смертного приговора. Через несколько минут к Ежову в камеру вошел Афанасьев и заявил, что он имеет право подать в Верховный Совет СССР прошение о помиловании и замене смертной казни.

По словам Афанасьева, Ежов «лежал на койке, как-то глухо мычал», потом вскочил, быстро заговорил: «Да, да, товарищ прокурор, я хочу и буду просить о помиловании. Может быть, товарищ Сталин сделает это». Она делает круг в небе и быстро летит прочь. Она летит к станции… Стучат колеса, грохочет поезд. А перед глазами Алексея Шурка… Вот она моет под колонкой свои стройные ноги… Вот она угощает его бутербродами… Вот она смотрит на него, прощаясь на станции.

И теперь она говорит ему: «Алеша, ведь когда я сказала тебе, что у меня никого нет,— это я тебе призналась в любви… А почему ты мне ничего не ответил, Алеша? Вот он уже на подножке. Кто-то схватил его за гимнастерку.

Он с силой рванулся, бросил вещи и сам кинулся вниз. Крик женщин. Удар о землю. Алексей покатился во откосу. Смотрят с поезда пассажиры. Он быстро поднимается на ноги, хватает вещи и бежит и сторону станции. Смотрит пожилая женщина. Она грустно улыбается. Смотрит прозаический ее супруг и коротко резюмирует: — Дурак. Мечется среди толпы, ходит по залам, смотрит у кассы, но Шурки нигде нет. Не видели девушку в синей кофточке? Суетятся люди, и среди них Алексей. Он ищет свою Шурку, но ее нет.

Стар я за девочками смотреть. Так и не найдя Шурки, Алеша возвращается на станцию. Только сейчас он оценил свою потерю. Он медленно идет через суетящуюся толпу… И вот Алексей в поезде, один, без Шурки. Сидит, задумавшись, прислушивается к мерному, спорому стуку колес. За окном грустные вечерние сумерки. В тесном купе притихли пассажиры. Может быть, сумерки действуют так на людей, может быть, перестук колес.

Даже дети притихли. Только редкий вздох нарушает молчание. Напротив Алексея сидит черноокая дивчина в цветастом платке. Рядом с ним, опершись на суковатую палку, склонив красивую седую голову, сидит старик. В его лице с небольшими умными глазами, в плотно сжатых губах, во всем его облике — мудрое мужское раздумье. Черноглазая девушка смотрит на Алексея и вдруг спрашивает на певучем украинском языке.

Алексей смотрит на нее, на старика, на пригорюнившуюся старую женщину. Ему понятна их грусть, и он сочувственно кивает девушке, как бы говоря: «Да, понимаю… Далеко вас занесла война». Старик сделал нетерпеливое движение. Там наш завод… Сыны наши,— добавил он твердо. Женщина замолчала. Перестукивали колеса. Тихо поскрипывали переборки.

Среди этих привычных звуков послышался какой-то тревожный отдаленный гул. Все почему-то посмотрели вверх и в окно.

Побледнела женщина, держащая на руках спящего младенца. Все прислушались. Было тихо. Постепенно все успокоились. Алексей вынул кисет с табаком.

Письмо Н.И. Ежову от гражданина Г.Е. Осипова

Приведенная правовая позиция в полной мере относится ко всем иным, помимо выносимых соответствующими судами по кассационным и надзорным жалобам на приговор, решениям, принимаемым в ходе уголовного судопроизводства компетентными органами и должностными лицами по любым обращениям граждан.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления статья 33 , защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом статья 45, часть 2 , в том числе путем обжалования в суд решений и действий бездействия органов государственной власти и должностных лиц.

Указанные права, по смыслу Конституции Российской Федерации, в частности ее статьи 21 часть 1 , которая, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 3 мая 1995 года N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.

Применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения, которое в силу части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав.

Таким образом, положения статей 7, 123, 125, 388 и 408 УПК Российской Федерации не допускают отказ судов и иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом и, следовательно, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителей.

Оценка же законности и обоснованности принятых по обращениям заявителей процессуальных решений не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а относится к ведению соответствующих инстанций органов прокуратуры и судов общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил: 1.

Положения статей 7, 123, 124, 125, 388 и 408 УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из настоящего Определения, не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

В силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" выявленный в настоящем Определении конституционно-правовой смысл указанных норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Геннадий Владимирович был любящим мужем и заботливым отцом, который старался проводить все свободное время с сыном и дочерью. Гражданская панихида состоится 28 февраля 2006 года в 13. Европейский Суд шестью голосами «за» при одном — «против» постановил, что власти Российской Федерации нарушили требования статьи 10 Конвенции свобода выражения мнения.

Суд также шестью голосами «за» при одном — «против» постановил, что нет необходимости отдельно рассматривать жалобу заявителей на нарушение положений статьи 11 Конвенции в связи с их осуждением за участие в акции протеста. Суд обязал власти государства-ответчика выплатить каждому из заявителей по 7 500 евро в качестве компенсации морального вреда. Судья Дедов высказал особое несовпадающее мнение к Постановлению. Андреев, Н. Ежов, С. Орджоникидзе, Л. Каганович, В. Молотов, Г. Димитров, И. Сталин, Н.

Хрущев, М. С октября 1941 г. Приговорен к расстрелу и расстрелян в январе 1938 г. Реабилитирован — 23 7 Янковский — арестован в 1935 г. Арестован 31 июля 1937 г. Расстрелян 17 сентября 1938 г. Реабилитирован в декабре 1955 г. Ежов справа. Август 1935 г.

Ежов (История железного сталинского наркома)

Читать Николай Ежов и советские спецслужбы онлайн Борис Соколов (Страница 10) Получи ответ на вопрос у нас! Ответ дал 1 человек: 1. Какое предложение соответствует следующей характеристике: повествовательное, невосклицательное, простое, двусоставное (подлежащее выражено сущ. в им. п., сказуемое — составное именное), распространенное.
«Кровавый карлик» против Вождя народов. Заговор Ежова Фактически после убийства Кирова Ежов стал куратором НКВД от лица Политбюро. 1 февраля 1935 года он был избран секретарем ЦК, 27 февраля сменил во главе КПК Кагановича, назначенного наркомом путей сообщения.
Панихида по Геннадию Ежову состоится 28 февраля 2006 года Тут Николай Иванович совершенно прав. Он попался на самый простой и банальный способ вербовки, который на языке спецслужб носит название «медовая ловушка». Однако следователь работал не в ИНО, этого не знал и Ежову не поверил.
Н.Петров, М.Янсен. Нежелезный нарком. Последний год Николая Ежова - d_v_sokolov — LiveJournal Читать страницу 122 онлайн. Придя домой, Ежов рассказал о случившемся жене, высказав предположение, что состоявшийся разговор и особенно то внимание, которое Сталин уделил его прошлым связям с Конаром, ставят под сомнение всю его политическую карьеру.
В России изданы мемуары кровавого карлика Ежова (Виталий Овчинников) / Проза.ру В середине 20-х Ежов служил инструктором под началом Ивана Москвина, заведующего одним из отделов ЦК ВКП (б). Тот, между прочим, сгинул во время большого террора, развязанного его бывшим подчиненным.

Раздел VII. Преступления против личности

О сервисе Прессе Авторские права Связаться с нами Авторам Рекламодателям Разработчикам. Зиновьева, Каменева и Троцкого. Что касается прочих лиц из окружения Ежова, его телохранитель Василий Ефимов и племянник Виктор Бабулин были осуждены Военной Коллегией 19 января и получили высшую меру; приговор был приведен в исполнение через два дня{779}.

Оцените статью
Добавить комментарий